Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Брэдбери, «451 градус по Фаренгейту», 1953

_rubric_issue_event_411737

— Да. Свободного времени у нас достаточно. Но есть ли у нас время подумать? На что вы тратите своё свободное время? Либо вы мчитесь в машине со скоростью сто миль в час, так что ни о чём уж другом нельзя думать, кроме угрожающей вам опасности, либо вы убиваете время, играя в какую-нибудь игру, либо вы сидите в комнате с четырёхстенным телевизором, а с ним уж, знаете ли, не поспоришь. Почему? Да потому, что эти изображения на стенах — это «реальность». Вот они перед вами, они зримы, они объёмны, и они говорят вам, что вы должны думать, они вколачивают это вам в голову. Ну вам и начинает казаться, что это правильно — то, что они говорят. Вы начинаете верить, что это правильно. Вас так стремительно приводят к заданным выводам, что ваш разум не успевает возмутиться и воскликнуть: «Да ведь это чистейший вздор!»

Брэдбери, «451 градус по Фаренгейту», 1953

_451

— После тысяча девятьсот шестидесятого года мы затеяли и выиграли две атомные войны. Мы тут так веселимся, что совсем забыли и думать об остальном мире. А не потому ли мы так богаты, что весь остальной мир беден и нам дела нет до этого? Я слышал, что во всём мире люди голодают. Но мы сыты! Я слышал, что весь мир тяжко трудится. Но мы веселимся. И не потому ли нас так ненавидят? Я слышал — когда-то давно, — что нас все ненавидят. А почему? За что? Ты знаешь?.. Я не знаю. Но может быть, эти книги откроют нам глаза!

Роберт Хайнлайн, «Звёздный десант», 1959

_star

Может ли кто-нибудь сказать, — продолжал майор, — отчего при нашей системе правления ещё не бывало попыток переворота? Несмотря на то, что с ними приходилось сталкиваться любому правительству в истории? И несмотря на то, что в адрес нашей системы не умолкают жалобы?
Поднялся кто-то из старших курсантов:
— Сэр, переворот невозможен!
— Правильно. А почему?
— Потому что переворот, вооружённое восстание, требует не простого недовольства, но агрессивности. Тот, кто идёт на это, должен быть готов к драке и должен уметь драться — иначе он просто болтун. И если всех агрессивных отделить и воспитать из них овчарок, то овцы не доставят никаких хлопот.

Стругацкие, «Второе нашествие марсиан», 1966

_strug6003fddb0e

наглядно о процессах маргинализации информации

***

Очень скоро я заметил, что Ахиллес начинает украшать рассказ новыми деталями, как правило потрясающими. (Вроде того, что когда марсианин молчал, у него мигали только два глаза, как у нас, а когда открывал рот, открывались ещё дополнительные глаза, один красный, другой белый.) Я тут же сделал ему замечание, но он возразил, что коньяк и бренди удивительным образом действуют на человеческую память, это, дескать, медицинский факт. Я решил с ним не спорить, попросил Япета подать мне ужин и, внутренне усмехаясь, стал наблюдать, как Ахиллес уверенно компрометирует себя. Через каких-нибудь десять минут все поняли, что Ахиллес окончательно заврался, и перестали обращать на него внимание.

Золотая молодёжь вернулась к стойке бара, и скоро оттуда послышалось обычное: «Надоело… Скучища у нас тут. Марсиане? Ерунда, плешь… Чего бы нам отколоть, орлы?» За нашим столиком возобновился старый спор о желудочном соке. Что это такое, куда он годится, для чего он марсианам и для чего он нам самим. Ахиллес объяснил, что человеку желудочный сок нужен для переваривания пищи, пищу переваривать без него было бы невозможно. Но авторитет его был уже подорван, и никто ему не поверил.

На «Смерть Сталина»

_stalin

посмотрел фильм "смерть сталина" и не понял, чего так по поводу этой картины распереживался михалков
по-моему - весьма забавная пародия в духе щаранского на те фильмы/сериалы о сталине и советском союзе, которые уже 30 лет снимают наши кинематографисты
сдаётся мне, что барину просто не понравилось нарушение монополии на поливание сталина помоями - типа, нашим можно, а буржуям шиш
это, де, наша корова и мы её доим

Шолохов, «Они сражались за Родину»

003_maked

— Никакой не Суворов, а Александр Македонсков, вот какая его фамилия! Насилу вспомнил, хай ему сто чертей! Это ещё до Суворова было, при царе Горохе, когда людей было трохи. Так вот этот Александр воевал так: раз, два — и в дамках! И первая заповедь насчет противника у него была такая: «Пришёл. Увидел. Наследил». А наследит, собачий сын, бывало, так, что противник после этого сто лет чихает, никак не опомнится. И кого он только не бил! И немцев, и французов, и шведов, не говоря уже про разных итальянцев. Только в России напоролся и показал тыл, повернул обратно. Не по зубам пришлась ему Россия!
— А какой же он нации был? — поинтересовался Некрасов.
— Он-то? Александр этот? — Неожиданный вопрос застал старшину врасплох. Он долго теребил ус, мучительно морщил лоб, бормотал: — Э, память собачья! У старого человека она, как у старого кобеля: того Серком зовут, а он и хвостом не виляет, позабыл своё прозвище… — Старшина в задумчивости помолчал немного, потом решительно сказал: — У него своя нация была.
— Как же это — своя? — удивился Некрасов.
— А так, своя, и все тут. Собственная нация, и шабаш. Ясно? Так в древней истории прописано. Была у него своя нация, а потом вся перевелась и на развод ничего не осталось. Ну да это неважно.


***

в наше время шутка михаила александровича уже лишена смысла, так как теперь любому ежу известно, что александр македонский по национальности был македонцем

Жуткая штука эта ваша история

Оригинал взят у myrngwaur в «жуткая штука эта ваша история» от
2018-03-26 15:26:00.

_22 (69)
Мужчина смотрит на руки своей пятилетней дочери, отрезанные в наказание за плохо выполненную работу по сбору каучука.

Дёрнул меня бес в рамках одного чисто спонтанного сетевого спора залезть как следует в источники о европейском колониализме в африках. Залез. Почитал. Ещё почитал (то проклятое ощущение, когда спать уже не можешь от ужаса, но оторваться невозможно). Мой мир стал несколько менее прежним, мягко говоря.

Ощущения, которые у меня сейчас есть (эмоциональные, ясен перец, но не думаю, что что-то теперь уже значимо изменится: факты-то вот они):

1. Если и поскольку мы считаем гитлеровский Рейх империей зла, тогда и постольку нам придётся признать, что на протяжении как минимум XIX – начала ХХ века в Европе существовали как минимум же три империи зла, превосходящие Рейх по разрушительной силе и количеству необратимо убитых, замученных и искалеченных людей. Это Англия, Франция и Бельгия.

2. Ничего из того, что делал Гитлер, он не придумал. Точнее, придумал только ряд технических способов. Сама по себе промышленная и бесстрастная переработка людей на биоотходы — та самая, которой так ужасаются Лем и Арендт — существовала как метод и была придумана именно теми державами, которые мы сейчас воспринимаем как своего рода хребет европейской культуры.

3. Что до псевдонаучной базы, подведенной под человекоубийство, то в этом плане те три державы Гитлера значительно превосходили: база была подробнее, качественнее оформлена и, в сущности, вся гитлеровская «расовая теория» есть бледное подобие тех великолепных подробных исследований, которые проводились в тех странах учёными с мировыми именами с целью доказать и обосновать неизбежность и полезность истребления людей. Так или иначе, оригинальности в нацизме и здесь нет никакой, он просто косноязычно пересказывает предшествующий ему материал.

4. Единственное, в чём был оригинален Гитлер — он перенёс эти методы и это отношение внутрь самой Европы. И сейчас я в ужасе понимаю, что по крайней мере его современников шокировало именно это, а не сам факт истребления людей — потому как против, например, того, что делали леопольдовцы в Конго, публично (на уровне международной прессы) протестовал, кажись, с достаточной громкостью только Марк Твен и ещё несколько менее известных фигур.

5. Идея, что Холокост был чем-то уникальным, опровергается полностью. Шесть миллионов евреев? в том же Конго погибло по самым скромным прикидкам ДЕСЯТЬ миллионов, и это в одном Конго. По остальной Африке цифры будут, соответственно, ещё и гораздо выше.

6 и главное. Адекватная рефлексия по этому поводу по сути отсутствует. Никто всерьёз не оценивает викторианскую и тем более эдвардианскую Англию или леопольдовскую Бельгию в одну цену с Гитлером.

Я не знаю, что мне делать вот с этим пониманием и как толком обращаться с ним внутри собственной головы.

Симонов, «Чужая тень» (1949)

«Вы слепые котята, что же будет без меня — погибнет страна.
Потому что вы не можете распознать врагов».

Сталин



Трубников. Хорошо, не будем сейчас спорить об этом. Я хочу только сказать, что если желание войти со своими открытиями в большой мир, в мировую науку, считать смешным, то можно  незаметно для себя превратиться в провинциалов.

Макеев. А если считать свою страну провинцией, мой дорогой, то можно быстро и незаметно для себя превратиться в шаркуна перед заграницей. Я, конечно, не о тебе. Но, вообще-то говоря, что за отвратительная традиция, которую
за тридцать лет советской власти нам, интеллигентам, всё ещё не удалось до конца выбить из себя, — традиция считать себя какими-то бедными родственниками заграницы и бегать туда за похвальными листами!

Ольга Александровна. Ну, в известной мере тут есть в нас, в русских, что-то, как говорится, врождённое, то, с чем приходится внутри себя бороться, то, что идёт от старого.

Макеев. Что от старого — да, а что врождённое — неправда, ложь! Идея своей неполноценности, второсортности никогда не была врождённой в русском человеке. Она долго и искусственно вдалбливалась извне, из-за границы: из Германии, из Франции, из Англии — откуда хотите, отовсюду, откуда было выгодно вдолбить в нас эту идею. А врождённого в ней нет ни на копейку.

<...>

Макеев. А разве низкопоклонство заключается в том, чтобы любить заграничные холодильники или штаны? Есть, конечно, люди, которые готовы умиляться хоть ночному горшку, если он заграничный, но это больше смешно, чем грустно. Нет, голубчик, есть другое низкопоклонство, серьёзное, от которого, кстати сказать, и ты не свободен. Оно заключается в том, что люди думают, что тот, враждебный нам мир гораздо благороднее, чем он есть; считают людей из того мира способными на гораздо более высокие побуждения, чем те, на которые они способны; считают их мнимую свободу действительной, их проданную капитализму совесть — чистой, а их беззастенчивую рекламу своих достижений, талантов и умственных способностей — правдивым зеркалом их жизни. И поэтому умиляются, когда получают письмо от этих сверхчеловеков, и, вырезав, чуть ли не вешают на стену строчки из паршивого заграничного журнала. И кто это иногда делает? Учёные с мировым именем!

Трубников. Только не забывайте, что мировое имя — это и есть четыре строчки в одном паршивом журнале, ещё четыре строчки в другом, ещё четыре строчки в третьем — это и есть мировое имя!

Макеев. Неправда. Настоящее имя, заработанное у нас, в Советском Союзе, по одному этому уже есть мировое имя! А все эти строчки в заграничных журналах — это только примечания к мировому имени советского человека.

<...>


Макеев. Вы уткнулись в вашу проблему и вообразили, что во всём мире все только думают, что о спасении человечества от болезней. А там, в их мире, о спасении людей думают в десятую, в сотую очередь, а в первую очередь думают об уничтожении. Об уничтожении нас. Им не нужны ваши прививки. А если и нужны, то не для спасения человечества, а для выколачивания из него денег, что они уже успешно делают со всеми своими пенициллинами и стрептомицинами и что сделали бы и с вашими прививками, попади они им в руки.


***
золотые слова

любопытно, что симонов не собирался писать этой пьесы и потом всю жизнь стеснялся её
в своих воспоминаниях он рассказывает, что замысел "чужой тени" принадлежал лично сталину, который ставил перед писателями задачу борьбы с преклонением перед западом
и симонов даже немного получил люлей, за то, что не принялся за её написание сразу после того, как ему было поручено сделать это, ибо сталина серьёзно волновала поднимаемая тема и он принимал в ней живое участие

но симонов до самой смерти (когда уже вовсю умилялись заграничным ночным горшкам) так ничего и не понял, потому что, несмотря на весь свой ум и талант, был "слепым котёнком", по сравнению со сталиным, что уж говорить об остальных

Забытый Герой или ложка дёгтя к Празднованию 200-летия победы России в Отечественной Войне 1812 года

Отсюда: http://green-comp.livejournal.com/915.html

tormasov4

В июле-августе 1812 года Имя Командующего 3-й Российской обсервационной армии Генерала от Кавалерии Александра Петровича Тормасова славили по всей России, а восторг повсеместно выражался криками радости: «Слава Генералу Тормасову, поразившему силы вражеские!» А со стен Петро-Павловской крепости в Санкт-Петербурге был дан победный салют в честь его Победы под Кобрином завершившейся полным разгромом Саксонской бригады.

...заметьте славили не Кутузова, не Багратиона, не Барклая де Толли, не Витгенштейна, и никакого другого генерала. А именно А. П. Тормасова.
Collapse )