С днём Космонавтики

_bbur90

— Он («Буран») совершил два витка вокруг Земли, общая продолжительность полёта составила два часа 25 минут. Возвращение на Землю тоже прошло нормально. Неожиданным было только то, что корабль садился по траектории, которая считалась наименее вероятной — пролетел поперёк посадочной полосы, развернулся и лишь тогда пошёл на посадку. <...>

Из-за неожиданного манёвра «Бурана» едва не было принято решение о его аварийном подрыве — специалисты Центра управления полётами (находится в подмосковном городе Королёв), куда поступала вся информация, заподозрили, что автоматика корабля дала сбой. <...>

После анализа стало ясно: бортовой компьютер принял в сложных метеоусловиях единственно правильное решение, обеспечившее мягкую посадку. Дело в том, что при предпосадочном маневрировании сильнейший ветер дул в хвост корабля, тем самым ещё больше увеличивая и без того высокую скорость. Её нужно было погасить. Поэтому «электронный мозг» решил вначале пролететь поперёк полосы и только затем зайти на посадку. Однако автоматика челнока не сообщала в ЦУП, почему она давала ту или иную команду. Вот так едва не дошло до подрыва. Хорошо, что с этим не поторопились. «Буран» приземлился мягко и почти точно по центру посадочной полосы.

отсюда

***

Реально комплекс "Энергия-Скиф-ДМ" был готов к запуску лишь в конце апреля. После всесторонней подготовки старт был назначен на 12 мая. На первый старт, 11 мая 1987 года, приехал Горбачёв, но 8 мая на заседании Государственной комиссии старт комплекса "Энергия-Скиф-ДМ" перенесли на 15 мая (чтобы избежать "генеральского эффекта", но Горбачёву решено было сказать о возникших технических проблемах). Горбачёв осмотрел старты и 13 мая улетел с Байконура.

Тогдашний министр общего машиностроения (так тогда называлось космическое министерство), Олег Дмитриевич Бакланов, вспоминает как Горбачёв ему заявил: "мол, понастроили тут минаретов; один раз плюнете в космос – и сразу вылетают на ветер несколько миллиардов рублей".

отсюда

Шолохов, «Они сражались за Родину»

003_maked

— Никакой не Суворов, а Александр Македонсков, вот какая его фамилия! Насилу вспомнил, хай ему сто чертей! Это ещё до Суворова было, при царе Горохе, когда людей было трохи. Так вот этот Александр воевал так: раз, два — и в дамках! И первая заповедь насчет противника у него была такая: «Пришёл. Увидел. Наследил». А наследит, собачий сын, бывало, так, что противник после этого сто лет чихает, никак не опомнится. И кого он только не бил! И немцев, и французов, и шведов, не говоря уже про разных итальянцев. Только в России напоролся и показал тыл, повернул обратно. Не по зубам пришлась ему Россия!
— А какой же он нации был? — поинтересовался Некрасов.
— Он-то? Александр этот? — Неожиданный вопрос застал старшину врасплох. Он долго теребил ус, мучительно морщил лоб, бормотал: — Э, память собачья! У старого человека она, как у старого кобеля: того Серком зовут, а он и хвостом не виляет, позабыл своё прозвище… — Старшина в задумчивости помолчал немного, потом решительно сказал: — У него своя нация была.
— Как же это — своя? — удивился Некрасов.
— А так, своя, и все тут. Собственная нация, и шабаш. Ясно? Так в древней истории прописано. Была у него своя нация, а потом вся перевелась и на развод ничего не осталось. Ну да это неважно.


***

в наше время шутка михаила александровича уже лишена смысла, так как теперь любому ежу известно, что александр македонский по национальности был македонцем

Жуткая штука эта ваша история

Оригинал взят у myrngwaur в «жуткая штука эта ваша история» от
2018-03-26 15:26:00.

_22 (69)
Мужчина смотрит на руки своей пятилетней дочери, отрезанные в наказание за плохо выполненную работу по сбору каучука.

Дёрнул меня бес в рамках одного чисто спонтанного сетевого спора залезть как следует в источники о европейском колониализме в африках. Залез. Почитал. Ещё почитал (то проклятое ощущение, когда спать уже не можешь от ужаса, но оторваться невозможно). Мой мир стал несколько менее прежним, мягко говоря.

Ощущения, которые у меня сейчас есть (эмоциональные, ясен перец, но не думаю, что что-то теперь уже значимо изменится: факты-то вот они):

1. Если и поскольку мы считаем гитлеровский Рейх империей зла, тогда и постольку нам придётся признать, что на протяжении как минимум XIX – начала ХХ века в Европе существовали как минимум же три империи зла, превосходящие Рейх по разрушительной силе и количеству необратимо убитых, замученных и искалеченных людей. Это Англия, Франция и Бельгия.

2. Ничего из того, что делал Гитлер, он не придумал. Точнее, придумал только ряд технических способов. Сама по себе промышленная и бесстрастная переработка людей на биоотходы — та самая, которой так ужасаются Лем и Арендт — существовала как метод и была придумана именно теми державами, которые мы сейчас воспринимаем как своего рода хребет европейской культуры.

3. Что до псевдонаучной базы, подведенной под человекоубийство, то в этом плане те три державы Гитлера значительно превосходили: база была подробнее, качественнее оформлена и, в сущности, вся гитлеровская «расовая теория» есть бледное подобие тех великолепных подробных исследований, которые проводились в тех странах учёными с мировыми именами с целью доказать и обосновать неизбежность и полезность истребления людей. Так или иначе, оригинальности в нацизме и здесь нет никакой, он просто косноязычно пересказывает предшествующий ему материал.

4. Единственное, в чём был оригинален Гитлер — он перенёс эти методы и это отношение внутрь самой Европы. И сейчас я в ужасе понимаю, что по крайней мере его современников шокировало именно это, а не сам факт истребления людей — потому как против, например, того, что делали леопольдовцы в Конго, публично (на уровне международной прессы) протестовал, кажись, с достаточной громкостью только Марк Твен и ещё несколько менее известных фигур.

5. Идея, что Холокост был чем-то уникальным, опровергается полностью. Шесть миллионов евреев? в том же Конго погибло по самым скромным прикидкам ДЕСЯТЬ миллионов, и это в одном Конго. По остальной Африке цифры будут, соответственно, ещё и гораздо выше.

6 и главное. Адекватная рефлексия по этому поводу по сути отсутствует. Никто всерьёз не оценивает викторианскую и тем более эдвардианскую Англию или леопольдовскую Бельгию в одну цену с Гитлером.

Я не знаю, что мне делать вот с этим пониманием и как толком обращаться с ним внутри собственной головы.

Роберт Луис Стивенсон, «Остров сокровищ»

планы джона сильвера

002_silver

— Верно, — сказал Сильвер. — Билли был в этих делах молодец. Спуску не давал никому. Но я человек добродушный, я джентльмен; однако я вижу, что дело серьезное. Долг прежде всего, ребята. И я голосую — убить. Я вовсе не желаю, чтобы ко мне, когда я стану членом парламента и буду разъезжать в золочёной карете, ввалился, как чёрт к монаху, один из этих тонконогих стрекулистов. Надо ждать, пока плод созреет. Но когда он созреет, его надо сорвать!

Симонов, «Глазами человека моего поколения»

001_sim

Началось это с того, что, встретив наше появление аплодисментами на уже начавшемся к нашему приезду заседании издателей и редакторов в Вашингтоне, буквально через несколько минут у русских коллег попросили разрешения задать им несколько интересовавших аудиторию вопросов. Первым из этих вопросов был такой: «Скажите, а возможно ли у вас, в Советском Союзе, чтобы после очередных выборов господина Сталина сменил на посту главы правительства кто-нибудь другой, например господин Молотов?» Я бы, тем более в ту минуту, наверное, не нашёлся, что ответить. Эренбург нашёлся. Чуть заметно кивнул мне, что отвечать будет он, усмехнулся и сказал: «Очевидно, у нас с вами разные политические взгляды на семейную жизнь: вы, как это свойственно ветреной молодости, каждые четыре года выбираете себе новую невесту, а мы, как люди зрелые и в годах, женаты всерьёз и надолго». Ответ вызвал хохот и аплодисменты, американцы ценят находчивость, собственно, их и интересовало не то, что Эренбург ответит, а то, как он вывернется. Он сделал это с блеском. Дальнейшие вопросы мне не запомнились, видимо, в них не было ничего затруднительного для нас.

Роберт Луис Стивенсон, «Остров сокровищ»

pub67
Отец постоянно твердил, что нам придётся закрыть наш трактир: капитан отвадит от нас всех посетителей. Кому охота подвергаться таким издевательствам и дрожать от ужаса по дороге домой! Однако я думаю, что капитан, напротив, приносил нам скорее выгоду. Правда, посетители боялись его, но через день их снова тянуло к нему. В тихую, захолустную жизнь он внёс какую-то приятную тревогу. Среди молодёжи нашлись даже поклонники капитана, заявлявшие, что они восхищаются им. «Настоящий морской волк, насквозь просоленный морем!» — восклицали они. По их словам, именно такие люди, как наш капитан, сделали Англию грозой морей.

Большой британский демократ-благотворитель

Сэр Джеймс Уилсон Винсент «Джимми» Сэвил (англ. James Wilson Vincent "Jimmy" Savile, 31 октября 1926 — 29 октября 2011) — английский диджей, телеведущий и благотворитель. Известен прежде всего как ведущий программы для детей Jim'll Fix It на BBC, а также как ведущий музыкального чарта Top of the Pops. Пожертвовал около 40 млн фунтов стерлингов на благотворительность. За свою деятельность в 1990 году был удостоен рыцарского звания.

UGBXt5KoYWgN46q4PkmgSfhVh_2TVIb95p1KG10I4aPU8qJB98OkUz8jp8_wbWn5FvWLHtyBVA1SqqSH7UyPi7yzE-jnTYkidYQ1Rh75r2kkE2k7bjYL7mkxWi6uxIdPulirkoc5cs-gBq7Qvy1xI5iPrjCZg-3IRm5V8FD8d60bmV-4PCeWaAuRRCwhWDVilEYHmm1r7_Ua-qHcZ37uug

После смерти Сэвила разразился скандал, связанный с открывшимися множественными случаями сексуального насилия и домогательств с его стороны, в том числе в отношении несовершеннолетних.

В опубликованном Скотланд Ярдом докладе об итогах расследования говорится о 214 сексуальных преступлениях, из них 34 изнасилования. На данный момент речь идёт уже о 168 заявленных жертвах сэра Сэвила из общего числа в 450 предполагаемых. Жертвами Сэвила становились в основном не имеющие защиты дети: пациенты больниц для бедных, приютов, тюрем для несовершеннолетних, церковных школ. Администрация этих заведений не верила в жалобы своих воспитанников и пациентов, так как Сэвил был знаменитой и «заслуженной» персоной в Великобритании. В случае же, если полиция всё-таки получала доносы на Сэвила, она заминала дела.

0p34Nv4

Collapse )

настоящий англичанин
а сколько ещё таких сэров и пэров, рыцарей и лордов, чьи преступления будут опубликованы только после их естественной кончины или никогда?

Симонов, «Чужая тень» (1949)

«Вы слепые котята, что же будет без меня — погибнет страна.
Потому что вы не можете распознать врагов».

Сталин



Трубников. Хорошо, не будем сейчас спорить об этом. Я хочу только сказать, что если желание войти со своими открытиями в большой мир, в мировую науку, считать смешным, то можно  незаметно для себя превратиться в провинциалов.

Макеев. А если считать свою страну провинцией, мой дорогой, то можно быстро и незаметно для себя превратиться в шаркуна перед заграницей. Я, конечно, не о тебе. Но, вообще-то говоря, что за отвратительная традиция, которую
за тридцать лет советской власти нам, интеллигентам, всё ещё не удалось до конца выбить из себя, — традиция считать себя какими-то бедными родственниками заграницы и бегать туда за похвальными листами!

Ольга Александровна. Ну, в известной мере тут есть в нас, в русских, что-то, как говорится, врождённое, то, с чем приходится внутри себя бороться, то, что идёт от старого.

Макеев. Что от старого — да, а что врождённое — неправда, ложь! Идея своей неполноценности, второсортности никогда не была врождённой в русском человеке. Она долго и искусственно вдалбливалась извне, из-за границы: из Германии, из Франции, из Англии — откуда хотите, отовсюду, откуда было выгодно вдолбить в нас эту идею. А врождённого в ней нет ни на копейку.

<...>

Макеев. А разве низкопоклонство заключается в том, чтобы любить заграничные холодильники или штаны? Есть, конечно, люди, которые готовы умиляться хоть ночному горшку, если он заграничный, но это больше смешно, чем грустно. Нет, голубчик, есть другое низкопоклонство, серьёзное, от которого, кстати сказать, и ты не свободен. Оно заключается в том, что люди думают, что тот, враждебный нам мир гораздо благороднее, чем он есть; считают людей из того мира способными на гораздо более высокие побуждения, чем те, на которые они способны; считают их мнимую свободу действительной, их проданную капитализму совесть — чистой, а их беззастенчивую рекламу своих достижений, талантов и умственных способностей — правдивым зеркалом их жизни. И поэтому умиляются, когда получают письмо от этих сверхчеловеков, и, вырезав, чуть ли не вешают на стену строчки из паршивого заграничного журнала. И кто это иногда делает? Учёные с мировым именем!

Трубников. Только не забывайте, что мировое имя — это и есть четыре строчки в одном паршивом журнале, ещё четыре строчки в другом, ещё четыре строчки в третьем — это и есть мировое имя!

Макеев. Неправда. Настоящее имя, заработанное у нас, в Советском Союзе, по одному этому уже есть мировое имя! А все эти строчки в заграничных журналах — это только примечания к мировому имени советского человека.

<...>


Макеев. Вы уткнулись в вашу проблему и вообразили, что во всём мире все только думают, что о спасении человечества от болезней. А там, в их мире, о спасении людей думают в десятую, в сотую очередь, а в первую очередь думают об уничтожении. Об уничтожении нас. Им не нужны ваши прививки. А если и нужны, то не для спасения человечества, а для выколачивания из него денег, что они уже успешно делают со всеми своими пенициллинами и стрептомицинами и что сделали бы и с вашими прививками, попади они им в руки.


***
золотые слова

любопытно, что симонов не собирался писать этой пьесы и потом всю жизнь стеснялся её
в своих воспоминаниях он рассказывает, что замысел "чужой тени" принадлежал лично сталину, который ставил перед писателями задачу борьбы с преклонением перед западом
и симонов даже немного получил люлей, за то, что не принялся за её написание сразу после того, как ему было поручено сделать это, ибо сталина серьёзно волновала поднимаемая тема и он принимал в ней живое участие

но симонов до самой смерти (когда уже вовсю умилялись заграничным ночным горшкам) так ничего и не понял, потому что, несмотря на весь свой ум и талант, был "слепым котёнком", по сравнению со сталиным, что уж говорить об остальных